БИБЛЕЙКА-РАДИО

Сайт Петра Новочехова

Выпуск 3. Транскрипт

Как объяснить самое главное в христианстве? Мороженое или лекарство

Довольно часто людей обижает, когда мы говорим, что прийти к Богу можно только через Христа, что те, кто не веруют во Христа, не попадут на небеса, что они навсегда погибнут.
Нам, христианам важно понять, почему эта истина их оскорбляет.
В повседневной жизни мы оперируем двумя очень отличающимися понятиями истины. И здесь я хочу воспользоваться примером, приведенным современным американским мыслителем Грегом Коуклом.
Предположим, я сделаю такое заявление.
• Ванильное мороженое с ягодами самое вкусное!
Часть слушателей согласится, а часть нет.
А теперь, если я скажу другое:
• Шоколадное мороженое с орехами самое вкусное!
Тут вторая половина слушателей согласится, а первая нет.
Обижает поклонников шоколадного мороженого то, что любители ванильного не согласны с ними? Нет, потому что, что хотя мы как будто обсуждаем мороженое, на самом деле, мы выясняем наш вкус: субъективное восприятие мороженого. А вкус, как известно, у каждого свой. Поэтому, любители ванили, на заявление шоколадников отвечают – это ваш вкус. Это правда для вас. А для нас самое вкусное – ванильное.
А теперь представьте, если бы любители ванильного мороженого сказали другим:
• Вы не верите в истину, вы грешите! Вы не любите правильное мороженое и за это пойдете в ад!
Вот это бы обидело шоколадников. С какой стати ваш вкус лучшего нашего?

Большинство людей сегодня относятся к религии, как мороженому: все религии в сущности одинаковые, каждый выбирает себе по вкусу. Когда мы начинаем рассказывать людям о спасении только во Христе, они, в лучшем случае, покровительственно похлопывают нас по плечу: «Ну да, это истина для вас, но не для меня». А еще кто-то добавит: «К Богу ведет много путей, все религии ведут к Богу». Кстати, это заявление очень смелое. Оно предполагает, что человек знает, чего хочет Бог. Он получил от самого Бога подтверждение, что Богу все равно, какими путями люди идут к Нему. Бог ему сказал, что если просто будешь стараться жить хорошо, то хоть ты мусульманин, хоть язычник, хоть христианин, хоть атеист – все пути ведут ко Мне.
Понятно, что никто из них не имеет прямой линии с Богом, и Бог им не говорил, что для Него все религии равны.
Скорее всего, неверующие люди придерживаются этой точки зрения на религии, потому что не воспринимают их всерьез. Между собой они как бы говорят: «Мы-то люди взрослые, понимаем, что никакого Бога нет, но раз детям и недалеким, слаборазвитым умам нужна религия, мы не возражаем. Пусть верят, если им от этого становится легче». С этой точки зрения, конечно, никакая религия не является истиной, а просто, формой психологической разгрузки.
Мы, христиане, осознаем, что они не правы. Не дело не в наших чувствах, а в том, как они воспринимают Евангелие. Для них оно совсем не благая весть, потому что они воспринимают его так, как будто мы готовы отправить их в ад по какой-то мелочной причине – субъективным предпочтениям. Что им не нравится наше мороженое. Ведь они, повторю, думают о религии, о морали, как о мороженом.

Надо сказать, что если бы мы думали о религии, как мороженом, то нас бы это тоже очень обидело. Даже более того, многим из нас эта евангельская идея о исключительности спасения только через веру во Христа, не нравится. Я бы предпочел, чтобы все люди, которые ведут себя хорошо, улыбаются при встрече, подают дамам руки, вежливо разговаривают – чтобы они все попали в мой рай. Но, как точно подмечает Коукл, проблема в том, что этот рай не мой, и не я решаю, кто и как туда попадает. Это решает Бог, а не мы.
Кто-то скажет: «Зачем же вы верите в такого Бога, условия которого вам самим не нравится?» Да потому что Бог – это не обувь, которую нужно выбирать по размеру, чтобы была удобна, и тем более – не мороженое, которое выбирается по принципу: что вкуснее. Религия касается вопросов жизни и смерти. Поэтому нужно выбирать не удобную религию, а истинную, ту которая говорит правду, и не внушает мне лживые надежды. Религия – не мороженое, а скорее, если сравнивать – лекарство для смертельно больного.
Если я болен сахарным диабетом и у меня резко повышено содержание сахара, то мое спасение – не в мороженом, даже самом вкусном, а в лекарстве, в инсулине. Будет ли обижать меня заявление врача, что инсулин – единственный способ предотвратить мою смерть? Нет, конечно.

Так и христианство. Единственный путь к Богу. Люди, привыкшие думать о религиях, как разного вида мороженых, обижаются на эту категоричность Евангелия: «Нет ни в ком ином спасения!» (Д.А. 4:11)
• Что же, — спрашивают они, — только ваша религия истинная? Только христианство?
• Да, только христианство, потому что не мы определяем условия, а Бог.

Только не надо говорить:
• Ну, вы знаете, я родился в христианской семье. Я русский, а мы – русские, исторически, христиане…
Этим самым мы низводим христианство до уровня мороженого. Вот русские любят одно, а татарам подходит другое, папуасам вообще третье…

Даже ревностные евангельские верующие допускают такую ошибку, когда в доказательство истинности христианства приводят истории из своей жизни и свой собственный опыт переживания Бога. Но на всякий опыт есть другой опыт, на всякое чувство есть другое чувство.
Вы молились Христу и вам помогло? Очень хорошо! Но индус молился Шиве и ему тоже помогло. Шива, пожалуй, даже лучше должен справляться – он же многорукий. Вы переживаете присутствие Божье? Замечательно! А кришнаиты впадают в такое присутствие Кришны, что ваши ощущения не идут ни в какое сравнение.
Переживания и опыт нужны и хороши, но на своем месте. Не для того, чтобы доказывать истинность веры. В ВЗ народ предупреждается, чтобы обольститься чудесами идолопоклонников (Втор. 13:1-5). То же повторяет и Иисус. «Прельстить, если возможно и избранных» (Мар.13:22)
Образцовым является поведение трех юношей во времена Навуходоносора. «Бог силен спаси нас. Но даже, если не избавит, то от истинной религии не отречемся, ложным богам не поклонимся!»

Итак, религии – это не мороженое с разным вкусом: кому какая нравится. Это лекарство от смертельной болезни. Одно единственное. Или это инсулин и спасает, или это просто обезболивающее, которое поможет легче умереть.

Мы заявляем, что Христос – это то самое лекарство, которое спасает жизни людей от ада.
Если наши слушатели поймут, что мы говорим не в терминах мороженого, а лекарства, тогда им легче будет не обижаться на наше заявление о единственности пути спасения.
Здесь важно не упустить вот какой момент. Мы должны признать, что мы можем ошибаться:
— Я убежден, что Христос – единственный путь к Богу. Конечно, я могу ошибаться. Но пока, я не встречал ни одного лучшего объяснения жизни, чем то, что в Библии.

Почему важно подчеркнуть мысль, что вы можете ошибаться? Да потому что этим самым вы заставляете слушателя перейти с уровня отношения к религии как к мороженому, к уровню лекарства.
Как можно ли спорить о вкусе мороженого? Не могу же я сказать: шоколадное мороженое с орехами очень вкусное, но я не уверен. Может быть невкусное. А может вкусное. Я сомневаюсь. Я могу ошибиться…
Эти слова бессмысленны, потому что только я могу знать, вкусное оно или нет. Это моя истина, субъективная.
Когда же я говорю, что могу ошибаться, это значит, что я говорю о предмете объективном, который может быть объективно истинным или объективно ложным, независимо от моих вкусов и пристрастий.

Разумный неверующий в этом случае скорее всего спросит: «А почему вы так уверены, что именно ваша религия истинна, а остальные – ложны?»
Прекрасно! И это именно тот вопрос, который должен прозвучать. Он показывает, что человек начинает думать о религии не в смысле мороженого, которое одним нравится одно, а другим – другое, а подходит к вопросу с позиции: это правда или заблуждение? Теперь этот человек приблизился к Богу, потому что Евангелие – это «слова истины и здравого смысла». Тот, кто начинает мыслить ясно, приходит к Истине. Потому что нет лучшего объяснения жизни, чем то, что дано в Евангелии.
Значит ли это, что мы знаем ответы на все вопросы? Нет, конечно. Мы смотрим, как сквозь тусклое стекло. Но все остальные религии – не выдерживают и доли такой проверки на истинность, дают гораздо гораздо худшее объяснение жизни, чем христианство.
Но об этом – как доказать истинность христианства — разговор в другой раз.

О воровстве, налогообложении и справедливости

Можно ли считать налогообложение узаконенным грабительством. Грабитель берет то, что ему не принадлежит, без согласия собственника, используя при этом угрозу или само насилие.
Пожалуй, это точно описывает налогообложение. Налог – это ценности, которые государство отнимает, независимо от согласия людей. В идеальном государстве размер налогов обсуждается в обществе, а затем утверждается с согласия большинства населения. Как бы, отчасти, добровольная форма отказа от своего имущества на общее благо. Но это справедливо до тех пор, пока судьбу налогов решают налогоплательщики, а не посторонние.
В США, например, большую долю местных сборов, особенно для содержания школ, составляет налог на недвижимость, который платят собственники жилья. Тех, кто снимает квартиры, этот налог не касается. Однако, если в городе решается вопрос, поднимать или нет налог на недвижимость, то в голосовании участвуют не только владельцы домов, но и граждане, проживающие в квартирах. Таких становится все больше и больше. В результате получается, что решающим становится голос тех избирателей, которые сами налог платить не будут. Они с легкостью голосуют за те решения, расплачиваться за которые будут другие люди. Справедливо ли это?

В этом был смысл избирательного ценза. Избирательный ценз – т.е. ограничения – существуют везде. Сейчас, универсальный ценз по возрасту: не ранее 18 лет или 21 года. Смысл ценза в том, чтобы судьбу народа не решали незрелые люди, неопытные, легко поддающиеся манипуляции. Политические манипуляторы пытаются понизить возрастной ценз. Чаще всего это политики левых убеждений – социалисты, коммунисты. Легко понять, потому что чем моложе человек, тем легче его обмануть красивыми обещаниями равенства, всеобщего благоденствия, царства небесного на земле. С возрастом люди понимать, что реальность выглядит иначе, но по молодости мы почти все – радикалы. Недаром говорят: кто до 25 лет не был социалистом, у того нет сердца. Кто после 40 остался социалистом – у того нет ума.

В прошлом существовал имущественный ценз, т.е. право голоса принадлежало только собственникам. Поэтому популистские законы, ублажающие бездельников, было очень принять. Люди, серьезно относящиеся к жизни, заботящиеся о своих семьях, думали лишний раз, прежде чем принимать те или иные законы, потому что им было что терять, в случае необдуманных законов.

До ХХ века во многих странах женщины не имели права голоса. Любопытно, что когда они добились этого права, то женщины, находящиеся в браке, голосуют, как правило, вместе с мужьями. То есть, утверждать, что до всеобщего избирательного права они никак не влияли на политику государства, нельзя. Наверняка, как и сейчас, свои решения они обсуждали в кругу семьи, прежде чем глава дома отдавал свой голос на выборах. Как правило, такие женщины голосуют против социалистов, против высоких налогов, потому что супружеские пары, живущие вместе, обычно живут лучше, чем одиночки. Бедность, например в США, это скорее удел одиноких, чем семейных людей.
В 1999 году американский экономист Джон Лотт из Университета Мэриленд, провел анализ государственных расходов до и после того, как женщины получили избирательные права. Поправка к конституции, утвердившая эти права была принята в 1920 году, хотя в большинстве отдельных штатов женщины уже участвовали в выборах немало лет. Ученый заметил очень ярко выраженную тенденцию. До всеобщего избирательного права налоги и госрасходы в мирное время не менялись или даже падали (с учетом инфляции), а после того, как женщины стали голосовать – за 10 лет государственные расходы (соответственно и количество бюрократов) увеличились вдвое!
Женщины чаще, чем мужчины меняют свои политические пристрастия, в зависимости от возраста и социального положения. Больше половины молодых одиноких женщин отдают свои голоса политикам социалистической ориентации. Они – за высокие налоги, большие социальные пособия, льготы и т.д. В силу женской природы им хочется безопасности, чувствовать, что кто-то о них заботится. В отсутствие верного мужа таким суррогатом мужа становится государство. Если же она замужем, то она голосует почти так же, как и муж, потому что она понимает, что высокие налоги и большие государственные расходы, вмешательства государства в дела школы и семьи только вредит ее семье.
Еще же женщина развелась, то она снова смотрит на государство, как на гарант безопасности. Она голосует за тех, кто обещает большую государственную поддержку, а это значит – высокие налоги, уравниловку, и государственное вмешательство в семейные и школьные дела. Государство для нее теперь – муж и отец ее детей.

Как сохранить своих дочерей?

Великой проблемой последнего времени стала ранняя сексуальная жизнь девушек. Досадно ведь еще и потому, что в силу женской природы, девушки не очень-то стремятся к половой близости. Им скорее хотелось бы заботы, внимания, любви, а не болезненных ощущений в области паха, с постоянным страхом беременности и угрозой венерического заболевания. Есть девушки, которые действительно получают настоящее удовольствие от самого полового акта, но таких меньшинство. Большинство, боясь потерять отношения, уступает настойчивым требованиям парней или просто боится выглядеть белой вороной в эпоху сексуальной свободы. Такую свободу точнее было бы назвать сексуальным рабством, но не всем это очевидно.

Недавние результаты исследования, сделанного Национальным Центром Статистики Здоровья в США, показали большую разницу, которая существует в разных семьях по отношению к ранней сексуальной активности подростков. В цельных семьях меньше 30% подростков когда либо занимались сексом. В семьях, в которых живут с отчимом или мачехой, или с родителями одиночками этот показатель переваливает за 50%. Любопытно, что наиболее беспорядочную половую жизнь ведут девочки-подростки, которые живут в семьях с отчимами или мачехами. Среди мальчишек печальное первенство занимают выходцы из неполных семей, как правило семей матерей-одиночек.

Какой же вывод из этого сделали правительственные бюрократы в Вашингтоне? Нужно сделать более доступными противозачаточные таблетки! Включая самые агрессивные и опасные для женского здоровья т.н. таблетки «На следующее утро», которые принимаются уже после сношения и провоцируют микроаборт, и одновременно целый букет побочных эффектов, иногда с последствиями на всю жизнь.

Мне кажется, что нормальные люди должны были бы сделать другой вывод. Хочешь сохранить своих детей от болезненного опыта ранних сексуальных отношений, который будет преследовать их всю жизнь? Не разводись с женой юности твоей. Не оставляй мужа своего. Веди нормальную христианскую жизнь.

Рождественские страдания

Приближается Рождество и Новый год и опять обостряются ежегодные дискуссии: хорошо ли христианам поддерживать в детях веру в сказочного Санта Клауса или Деда Мороза? А как насчет елки – этого языческого фаллического символа? Рождество превратили в сезон наживы. Деннис Прэгер молодого человека:
• А как насчет вашего дня рождения? Что если ваша подруга скажет: Превратили дни рождения в средство наживы! Одни открытки вона сколько стоят!
Подарки на Рождество говорят о главном Дарителе – Боге. Мы уподобляемся Ему. И самый главный дар – Сын Божий. А елка?

Юджин Петерсен в мемуарах вспоминает, как мама в один год запретила елку. Она начиталась Исаии 44 главы и применила ее к рождественской елке:

Он рубит себе кедры, берет сосну и дуб, которые выберет между деревьями в лесу, садит ясень, а дождь возращает его.
15 И это служит человеку топливом, и часть из этого употребляет он на то, чтобы ему было тепло, и разводит огонь, и печет хлеб. И из того же делает бога, и поклоняется ему, делает идола, и повергается перед ним.
16 Часть дерева сожигает в огне, другою частью варит мясо в пищу, жарит жаркое и ест досыта, а также греется и говорит: „хорошо, я согрелся; почувствовал огонь».
17 А из остатков от того делает бога, идола своего, поклоняется ему, повергается перед ним и молится ему, и говорит: „спаси меня, ибо ты бог мой».

Как избежать перенапряжения, связанного с тем, что ваши подарки могут не понравиться? Мы в семье традиционно пишем записки Санте. Дети и мы тоже. А потом на Рождество, утром, читаем отрывок из Луки 2 главы о рождении Иисуса в Вифлееме Иудейском, включаем рождественскую музыка и начинаем открывать подарки, удивляясь тому, как это Санта сумел все найти, что было в наших просьбах-записках?

А что касается матери Петерсона, то спустя несколько лет она извинилась перед сыном за то безъелочное Рождество. Но он сделал вид, что не помнит: “Зачем маму огорчать?” А в книге написал, что в этом необычном праздновании без елки и рождественских подарков, тоже был смысл. Сопережить то, что пережил Иисус: унижение, одиночество, отверженность. Если вы хотите помочь своим детям пережить эти чувства, то откажитесь от елки и подарков, праздничного обеда и гуляний на катке. Но если устроите праздник, то не согрешите. Сделаете радость для детей и друзей, как и принято среди христиан, ведущих нормальную христианскую жизнь.